Вторая битва при Эль-Аламейне

редактировать
Битва в Западной пустынной кампании Второй мировой войны

Вторая битва при Эль-Аламейне
Часть Кампания в Западной пустыне во время Второй мировой войны
El Alamein 1942 - British infantry.jpg. 24 октября 1942 года: солдаты 9-й австралийской пехотной дивизии в управляемой атаке. (Фотограф: Лен Четвин)
Дата23 октября - 11 ноября 1942 г.
МестоположениеЭль-Аламейн, Египет 30 ° 50′N 28 ° 57 ′ E / 30,833 ° N, 28,950 ° E / 30,833; 28.950
РезультатРешающая победа союзников
Воюющие стороны
Соединенное Королевство. Индия. Австралия. Новая Зеландия. Южная Африка. Палестина. Цейлон. Свободная Франция. Греция. США Германия. Италия
Командиры и лидеры
Гарольд Александр. Бернар Монтгомери Георг Штумм . Эрвин Роммель. Этторе Бастико
Сила
195000. 1029 танков. 435 броневиков. 730-750 самолетов. 892-908 артиллерийских орудий. 1451 противотанковых орудий116000. 547 танков. 192 броневика. 770-900 самолетов. 552 артиллерийских орудия. 496-1063 противотанковых орудия
Потери и потери
13 560 убитыми, ранеными, взятыми в плен, и пропавших без вести. ~ 332–500 танков уничтожено. 111 артиллерийских орудий уничтожено. 97 самолетов уничтожено59000 убитых, раненых, захваченных и пропавших без вести. ~ 500 танков уничтожено. Уничтожено 254 артиллерийских орудия. 84 самолета уничтожено

Вторая битва при Эль-Аламейне (23 октября - 11 ноября мбер 1942 г.) было сражением Второй мировой войны, которое произошло около египетской железнодорожной остановки в Эль-Аламейн. Первая битва при Эль-Аламейне и битва при Алам-эль-Хальфе помешали Оси продвинуться дальше в Египет.

В августе 1942 года генерал Клод Окинлек был освобожден от должности главнокомандующего Ближневосточного командования и его преемник генерал-лейтенант Уильям Готт был убит, когда собирался заменить его на посту командующего восьмой армией. Генерал-лейтенант Бернар Монтгомери был назначен и возглавил наступление Восьмой армии.

Победа союзников стала началом конца кампании в Западной пустыне, устранив угрозу Оси Египту, Суэцкому каналу и ближневосточные и персидские нефтяные месторождения. Битва возродила боевой дух союзников, став первым крупным успехом против Оси после операции «Крестоносец в конце 1941 года. Битва совпала с вторжением союзников в Французскую Северную Африку в <68 году.>Операция Факел 8 ноября, Сталинградская битва и Кампания на Гуадалканале.

Содержание

  • 1 Предыстория
  • 2 Прелюдия
    • 2.1 Союзный план
      • 2.1.1 Операция Lightfoot
      • 2.1.2 Операция Bertram
      • 2.1.3 Операция Braganza
    • 2.2 План Оси
  • 3 Битва
    • 3.1 Первый этап: вторжение
    • 3.2 Второй этап: рушится
      • 3.2.1 D + 2:25 октября
    • 3.3 Третья фаза: счетчик
      • 3.3.1 D + 3:26 октября
      • 3.3.2 D + 4:27 октября
      • 3.3.3 D + 5–6: 28–29 октября
      • 3.3.4 D + 7–9: 30 октября - 1 ноября
    • 3.4 Этап четвертый: Operation Supercharge
      • 3.4.1 D + 10: 2 Ноябрь
      • 3.4.2 Д + 11: 3 Ноябрь
    • 3.5 Фаза пятая: прорыв
      • 3.5.1 Д + 12, 4 ноября
      • 3.5.2 Д + 13, 5 ноября
      • 3.5.3 D + 14, 6 ноября
      • 3.5.4 D + 15, 7 ноября
  • 4 Последствия
    • 4.1 Анализ
    • 4.2 Потери
    • 4.3 Последующие операции
      • 4.3.1 Битва при Эль-Агейле
      • 4.3.2 Триполи
      • 4.3.3 Тунис
  • 5 См. Также
  • 6 Примечания
  • 7 Сноски
  • 8 Ссылки
  • 9 Дополнительная литература
  • 10 Внешние ссылки

История вопроса

Эрвин Роммель (слева) в его Sd.Kfz. 250/3 командирский полугусеничный.

танковая армия Африка (Panzerarmee Afrika / Armata Corazzata Africa, Generalfeldmarschall Erwin Rommel ), состоящая из немецких и итальянских танков и пехотные части продвинулись в Египет после успеха в битве при Газале (26 мая - 21 июня 1942 г.). Наступление Оси поставило под угрозу британский контроль над Суэцким каналом, Ближним Востоком и его нефтяными ресурсами. Генерал Клод Окинлек отвел 8-ю армию на расстояние 80 км (50 миль) от Александрии, где Каттаринская депрессия находился в 64 км (40 миль) к югу от Эль-Аламейна на побережье. Впадина была непроходимой и означала, что любая атака должна быть лобовой; Атаки Оси в Первой битве при Эль-Аламейне (1-27 июля) потерпели поражение.

Контратаки 8-й армии в июле также потерпели неудачу, поскольку силы Оси окопались и перегруппировались. Окинлек отменил атаки в конце июля, чтобы восстановить армию. В начале августа премьер-министр, Уинстон Черчилль и генерал сэрАлан Брук, начальник имперского генерального штаба (CIGS), посетил Каир и заменил Окинлека как главнокомандующий Ближневосточное командование на генерала Гарольда Александра. генерал-лейтенант Уильям Готт был назначен командующим 8-й армией, но погиб, когда его транспортный самолет был сбит истребителями люфтваффе ; Генерал-лейтенант Бернард Монтгомери был доставлен самолетом из Великобритании, чтобы заменить его.

Не имея подкреплений и полагаясь на небольшие, слаборазвитые порты для снабжения, зная об операции союзников по подкреплению 8-й армии, Роммель решил атаковать первым. Две бронетанковые дивизии Африканского корпуса и разведывательные подразделения Panzerarmee Afrika вели атаку, но 30 августа 1942 г. во время битвы при Алам-эль-Хальфе были отбиты у хребта Алам-эль-Хальфа и пункта 102. и войска Оси отступили на свои исходные позиции. Короткая линия фронта и безопасные фланги благоприятствовали защите Оси, и у Роммеля было время для развития обороны Оси, засевая обширные минные поля с ок. 500 000 мин и километрами расстояния колючая проволока. Александр и Монтгомери намеревались установить превосходство в силе, достаточное для достижения прорыва, и использовать его для уничтожения Panzerarmee Afrika. Ранее в Кампании Западной Пустыни ни одна из сторон не могла использовать локальную победу в достаточной степени, чтобы победить своего противника, прежде чем она отошла и передала проблему чрезмерно протяженных линий снабжения победителю.

У британцев было преимущество в разведке, потому что Ультра и местные источники раскрыли боевой порядок Оси, ее позицию снабжения и намерения. Реорганизация военной разведки в Африке в июле также улучшила интеграцию информации, полученной из всех источников, и повысила скорость ее распространения. За редкими исключениями, разведка определила корабли снабжения, направлявшиеся в Северную Африку, их местонахождение или маршруты и в большинстве случаев их грузы, что позволило им подвергнуться нападению. К 25 октября у Panzerarmee Afrika оставалось три дня горючего, из которых только два дня находились к востоку от Тобрука. Гарри Хинсли, официальный историк британской разведки, писал в 1981 году, что «Танковая армия... не обладала оперативной свободой передвижения, которая была абсолютно необходима, учитывая тот факт, что британское наступление можно ожидать. начать в любой день ». Подводные лодки и авиатранспорт несколько снизили нехватку боеприпасов, и к концу октября на фронте оставалось шестнадцать дней. Еще через шесть недель 8-я армия была готова; 195 000 человек и 1 029 танков начали наступление против 116 000 человек и 547 танков Panzerarmee.

Прелюдия

План союзников

Операция «Лайтфут»

План Монтгомери заключался в главной атаке к северу от линии и вторичной атаке на юге. с участием XXX корпуса (генерал-лейтенант Оливер Лиз ) и XIII корпуса (генерал-лейтенант Брайан Хоррокс ), а X Корпус (генерал-лейтенант Герберт Ламсден ) должен был воспользоваться успехом. В рамках операции «Легкая нога» Монтгомери намеревался прорезать два коридора через минные поля Оси на севере. Один коридор должен был проходить на юго-запад через сектор 2-й новозеландской дивизии к центру хребта Митейрия, а второй должен был идти на запад, проходя 2 мили (3,2 км) к северу от западного конца Хребет Митейрия через сектора 9-й австралийской и 51-й (Хайленд) дивизии. Тогда танки пройдут и победят немецкую броню. Диверсии у хребта Рувайсат в центре, а также к югу от линии не позволят остальным силам Оси двинуться на север. Монтгомери ожидал, что 12-дневная битва будет разделена на три этапа: прорыв, воздушный бой и окончательный разгром врага.

В первую ночь наступления Монтгомери планировал, что четыре пехотные дивизии XXX корпуса должны будут атаковать. продвигайтесь по фронту 16 миль (26 км) к линии Oxalic, преодолевая передовые оборонительные сооружения Оси. Инженеры расчистят и отметят две полосы через минные поля, через которые будут проходить танковые дивизии X корпуса, чтобы выйти на линию Пирсона. Они сплотятся и укрепят свои позиции к западу от позиций пехоты, блокируя контратаку танков Оси. Затем британские танки продвинутся к Скинфлинту, по обе стороны трассы Рахмана с севера на юг, глубоко в оборонительной системе Оси, чтобы бросить вызов броне Оси. Сражение пехоты будет продолжаться по мере того, как пехота 8-й армии «крошит» глубокие оборонительные укрепления Оси (были построены три последовательные линии укреплений) и уничтожает все танки, которые атаковали их.

Операция «Бертрам»

Войска Содружества практиковали ряд обманов за несколько месяцев до битвы, чтобы запутать командование Оси относительно местонахождения предстоящейбитвыи того, когда битва могла произойти. Эта операция носила кодовое название Операция Бертрам. В сентябре они сбрасывали отходы (брошенные упаковочные ящики и т. Д.) Под маскировочные сетки в северном секторе, делая их похожими на склады боеприпасов или пайков. Оси, естественно, заметили это, но, поскольку сразу же не последовало никаких наступательных действий и "свалки" не изменились по внешнему виду, впоследствии они были проигнорированы. Это позволило Восьмой армии накапливать припасы в передовой зоне, незаметно для Оси, заменяя мусор боеприпасами, бензином или пайками в ночное время. Тем временем был построен фиктивный трубопровод, который, как мы надеемся, заставил ось поверить в то, что атака произойдет намного позже, чем это было на самом деле, и намного южнее. Чтобы еще больше усилить иллюзию, на юге были сконструированы и размещены фиктивные танки, состоящие из фанерных рам, установленных над джипами. В обратном финте танки, предназначенные для сражений на севере, были замаскированы под грузовики снабжения путем установки на них съемных фанерных надстроек.

Операция «Браганса»

Предварительно, 131-я пехотная бригада (Королевы) из 44-й пехотной дивизии при поддержке танков из 4-й бронетанковой бригады начала операцию «Браганса». атакуют 185-ю воздушно-десантную дивизию Фольгоре в ночь с 29 на 30 сентября в попытке захватить район Дейр-эль-Мунасиб. Итальянские десантники отбили атаку, убив или взяв в плен более 300 нападавших. Было ошибочно предположено, что Fallschirmjäger (немецкие парашютисты) укомплектовали оборону и ответственны за британский отпор. В военном дневнике Африканского корпуса отмечается, что итальянские парашютисты «приняли на себя основную тяжесть атаки. Они хорошо сражались и нанесли противнику тяжелые потери».

План Оси

Размещение войск накануне сражения.

После провала наступления в битве при Алам-эль-Хальфе силы Оси перешли к обороне, но потери не были чрезмерными. Линия снабжения Оси из Триполи была чрезвычайно длинной, захваченные припасы и оборудование союзников были исчерпаны, но Роммель решил продвинуться в Египет.

Восьмая армия снабжалась людьми и материалами из Соединенное Королевство, Индия, Австралия и Новая Зеландия, а также грузовиками и новыми танками Sherman из США. Роммель продолжал запрашивать оборудование, припасы и топливо, но приоритетом немецких военных усилий был Восточный фронт, и очень ограниченные поставки доходили до Северной Африки. Роммель был болен, и в начале сентября были приняты меры для его возвращения в Германию по болезни, а генерала танковой группы Георга Штумме перебрались с русского фронта, чтобы занять его место. Перед отъездом в Германию 23 сентября Роммель организовал оборону и написал длинную оценку ситуации Oberkommando der Wehrmacht (верховному командованию вооруженных сил OKW), еще раз изложив основные потребности танковой армии.

Георг Штумме в 1940 году.

Роммель знал, что силы Британского Содружества скоро станут достаточно сильными, чтобы атаковать. Его единственная надежда теперь полагалась на немецкие войска, сражавшиеся в Сталинградской битве, быстро разгромив Красную армию, а затем двинувшись на юг через Транс- Кавказ и угрожают Ирану (Персии) и Ближнему Востоку. В случае успеха большие силы Британии и Содружества должны быть отправлены с египетского фронта для усиления 9-й армии в Иране, что приведет к отсрочке любого наступления на его армию. Роммель надеялся убедить OKW усилить свои силы для возможного соединения между Panzerarmee Afrika и немецкими армиями, сражающимися на юге России, что позволит им, наконец, победить британские армии и армии Содружества в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Тем временем танковая армия окопалась и ждала атаки 8-й армии или поражения Красной армии под Сталинградом. Роммель добавил глубины своей обороне, создав по крайней мере два минных пояса на расстоянии примерно 5 км друг от друга, соединенных через определенные промежутки времени для создания ящиков (Сады Дьявола ), которые ограничили бы проникновение врага и лишили британской брони места. для маневра. Передняя часть каждого ящика была легко удерживалась боевыми заставами, а остальная часть ящика была незанятой, но засеяна минами и взрывными ловушками и прикрыта анфиладным огнем. Основные оборонительные позиции были построены на глубине не менее 2 километров (1,2 мили) за вторым минным поясом. Ось заложила около полумиллиона мин, в основном противотанковые мины Теллера с некоторыми более мелкими противопехотными типами (например, S-мина ). (Многие из этих мин были британскими и были захвачены в Тобруке). Чтобы заманить вражескую технику в минные поля, итальянцы протащили ось и шины через поля, используя длинную веревку, чтобы создать то, что выглядело хорошо используемымигусеницами.

Маршал Этторе Бастико

Роммель не хотел, чтобы британская броня была вырваться на открытое пространство, потому что у него не было ни численной силы, ни топлива, чтобы сравняться с ними в маневренном сражении. Сражение должно было вестись в укрепленных зонах; прорыв должен был быть победил быстро. Роммель укрепил свои передовые позиции, чередуя немецкие и итальянские пехотные соединения. Поскольку обман союзников сбил Оси с толку относительно точки атаки, Роммель отошел от своей обычной практики держать свои бронетанковые силы в концентрированном резерве и разделил их на северную группу (15-я танковая и Литторио Дивизия ) и южная группа (21-я танковая и дивизия Ариете ), каждая из которых организована в боевые группы, чтобы иметь возможность быстро провести бронетанковую интервенцию в любом месте. удар пришелся на то, чтобы не допустить увеличения узких прорывов. Значительная часть его бронетанкового резерва была рассредоточена и держалась необычно далеко вперед. 15-я танковая дивизия имела 125 боевых танков (16 Pz.II, 43 Pz.III Ausf H, 43 Pz.III Ausf J, 6 Pz.IV Ausf D, 15 Pz.IV Ausf F), а 21-я танковая дивизия имела 121 боевой танк. боевые машины (12 Pz.II, 38 Pz.III Ausf H, 43 Pz.III Ausf J, 2 Pz.IV Ausf D, 15 Pz.IV Ausf F).

Роммель держал 90-е Легкая дивизия еще дальше назад и держала в резерве моторизованную дивизию Триеста у побережья. Роммель надеялся двинуть свои войска быстрее, чем союзники, сосредоточить свою оборону в самом важном пункте (Шверпункт), но отсутствие топлива означало, что после того, как танковая армия сконцентрировалась, она не могла снова двигаться из-за нехватки топлива. Британцы прекрасно понимали, что Роммель не сможет организовать оборону, основываясь на своей обычной маневренной тактике, но не было четкой картины того, как он будет вести битву, а в британских планах серьезно недооценивались оборона Оси и боевая мощь танковой армии.

Битва

Фаза первая: прорыв

Британский ночной артиллерийский огонь, открывший вторую битву при Эль-Аламейне

Перед главным заградительным ударом 24-я австралийская бригада, в которой участвовала 15-я танковая дивизия, в течение нескольких минут подвергалась сильному обстрелу. Затем, в 21:40 (по египетскому летнему времени) 23 октября, тихим ясным вечером под ярким небом полной луны, началась операция «Лайтфут» с 1000-пушечного обстрела. План огня был составлен таким образом, чтобы первые выстрелы из 882 орудий с поля и средних батарей приземлялись по фронту 40 миль (64 км) одновременно. После двадцати минут общего обстрела орудия переключились на высокоточные цели для поддержки наступающей пехоты. План обстрела продолжался пять с половиной часов, к концу которого каждое орудие произвело около 600 выстрелов, около 529 000 снарядов.

Операция «Легкая Нога» подразумевает, что пехота атакует первой. Противотанковые мины не могли быть подорваны солдатами, наступившими на них, поскольку они были слишком легкими. По мере продвижения пехоты инженерам приходилось расчищать путь для идущих позади танков. Каждая брешь должна была быть шириной 24 фута (7,3 м), что было достаточно для того, чтобы танки могли пройти через нее одной колонной. Инженеры должны были расчистить 5-мильный (8,0 км) маршрут через Сады Дьявола. Это была трудная задача, которую не удалось решить из-за глубины минных полей Оси.

Kittyhawk Mark III, из 250-й эскадрильи RAF, рулил в LG 91, Египет, во время операции Lightfoot

В 22:00 четыре пехотных дивизии XXX корпуса начали движение. Задача состояла в том, чтобы до рассвета установить плацдарм на воображаемой линии в пустыне, где находились самые сильные оборонительные сооружения противника, по ту сторону второго минного пояса. Как только пехота достигла первых минных полей, тральщики, включая войска разведывательного корпуса и саперов, двинулись туда, чтобы создать проход для бронетанковых дивизий X корпуса. Продвижение шло медленнее, чем планировалось, но в 02:00 первый из 500 танков пополз вперед. К 04:00 головные танки оказались в минных заграждениях, где подняли столько пыли, что вообще не было видимости, образовались пробки и танки увязли. Лишь около половины пехоты достигли своих целей, и ни один из танков не прорвался.

Оригинальная военная форма итальянского десантника дивизии Фольгоре в 1942 году

7-я бронетанковая дивизия (с одним бесплатным Французская бригада под командованием XIII корпуса (генерал-лейтенант Брайан Хоррокс) предприняла вторичную атаку на юг. Основная атака была направлена ​​на прорыв, поражение и уничтожение 21-й танковой дивизии и бронетанковой дивизии «Ариете» вокруг Джебель-Калаха, в то время как «Свободные французы» на крайнем левом фланге должны были захватить Карет Эль-Химеимат и плато Эль-Така. Правый фланг атаки должна была защищать 44-я пехотная дивизия 131-й пехотной бригады. Атака встретила решительноесопротивление, восновном со стороны 185-й воздушно-десантной дивизии Фольгоре, части парашютной бригады Рамке и группы Кейла. Минные поля оказались глубже, чем предполагалось, и расчистке путей через них препятствовал оборонительный огонь Оси. К рассвету 24 октября пути через второе минное поле еще не были расчищены, чтобы высвободить 22-ю и 4-ю легкие бронетанковые бригады в открытый доступ, чтобы выполнить запланированный поворот на север в тыл вражеских позиций в 5 милях (8,0 км) к западу от Дейр-эль-Мунасиба..

Дальше на север вдоль XIII корпуса фронта, 50-я пехотная дивизия достигла ограниченный и дорогостоящий успех в борьбе с определенным сопротивлением от Pavia отдела, Brescia Division и элементы 185-я воздушно-десантная дивизия Фольгоре. 4-я индийская пехотная дивизия, крайняя слева от фронта XXX корпуса у хребта Рувайсат, произвела имитацию атаки и два небольших налета, призванных отвлечь внимание к центру фронта.

Фаза вторая: рушится

Мина взрывается рядом с британским артиллерийским тягачом, когда он продвигается через минные поля противника и провода к новой линии фронта.

Воздушная разведка Dawn не показала особых изменений в диспозиции Оси, поэтому Монтгомери отдал приказ День: очистка северного коридора должна быть завершена, и новозеландская дивизия при поддержке 10-й бронетанковой дивизии должна продвигаться к югу от хребта Митейрия. 9-я австралийская дивизия на севере должна спланировать операцию по разрушению на эту ночь, в то время как в южном секторе 7-я бронетанковая дивизия должна продолжать попытки прорваться через минные поля при поддержке, если необходимо, 44-й дивизии. Танковая подразделения контратаковали 51-ю высокогорную дивизию сразу после восхода солнца, но их остановили.

Британские танки продвигаются, чтобы поразить немецкую бронетехнику после того, как пехота открыла бреши в минном поле Оси в Эль-Аламейне, 24 октября 1942 г.

Утром в субботу, 24 октября, немецкая штаб-квартира оказалась в беде. Силы Оси были ошеломлены атакой союзников. и их сообщения стали запутанными и истеричными: одно итальянское подразделение сообщило немцам, что оно было уничтожено «пьяными неграми с танками». Сообщения, полученные Штумме этим утром, показали, что атаки были на широком фронте, но такое проникновение, как произошедшее должно быть сдержано местными подразделениями. Он сам пошел вперед, чтобы наблюдать за положением дел, и, попав под обстрел, перенес сердечный приступ и умер.

Временное командование было отдано генерал-майору Вильгельму Риттеру фон Тома. Гитлер уже решил, что Роммель должен покинуть свой санаторий и вернуться в Северную Африку. Рано утром 25 октября Роммель вылетел в Рим, чтобы потребовать от Commando Supremo больше топлива и боеприпасов, а затем в Северную Африку, чтобы возобновить командование той ночью танковой армией Африка, которая в тот день была переименована в немецко-итальянскую танковую армию (Deutsch-Italienische Panzerarmee). Прибытие Роммеля действительно подняло боевой дух немцев, хотя он мало что мог сделать, чтобы изменить ход битвы, которая уже шла полным ходом.

В течение дня было мало активности в ожидании более полного расчистки проходов через минные поля. Доспехи хранились в Oxalic. Артиллерия и союзные ВВС пустыни, совершив более 1000 самолето-вылетов, весь день атаковали позиции Оси, чтобы помочь «разрушению» сил Оси. К 16:00 прогресс был незначительным.

В сумерках, когда солнце за спиной, танки Оси из 15-й танковой дивизии и итальянской дивизии Литторио вышли из участка Почки (также известного Немцы и итальянцы, как высота 28), которую часто ошибочно называют гребнем, поскольку на самом деле это была депрессия, чтобы вступить в бой с 1-й бронетанковой дивизией, и началось первое крупное танковое сражение при Эль-Аламейне. Было задействовано более 100 танков, половина из которых была уничтожена темнотой. Никакая позиция не была изменена.

Итальянское подкрепление в финальном сражении Эль-Аламайн

Около 10:00 самолеты Оси уничтожили конвой из 25 машин союзников с бензином и боеприпасами, вызвав пожар, продолжавшийся всю ночь; Ламсден хотел отменить атаку, но Монтгомери ясно дал понять, что его планы должны быть выполнены. Ночью 10-я танковая дивизия с хребта Митейрия провалила наступление. Подъем мин на хребте Митейрия и за его пределами занял гораздо больше времени, чем планировалось, и ведущее подразделение, 8-я бронетанковая бригада, было захвачено на своей линии старта в 22:00 - нулевой час - воздушной атакой и рассеяно. К тому времени, когда они реорганизовались, они сильно отставали от графика и не могли справиться с ползучим артиллерийским огнем. Днем бригада находилась на открытой местности, ведя значительный огонь из хорошо расположенных танков и противотанковых орудий. Между тем 24-я бронетанковая бригада выдвинулась вперед и на рассвете доложила, чтонаходится на линии Пирсона, хотя выяснилось, что в пыли и замешательстве они ошиблись в своей позиции и оказались далеко позади.

Атака в секторе XIII корпуса южнее прошла не лучше. 131-я пехотная бригада 44-й дивизии расчистила путь через мины, но когда проходила 22-я бронетанковая бригада, они попали под сильный огонь и были отбиты, 31 танк был подбит. В ту ночь авиация союзников была сосредоточена на северной бронетанковой группе Роммеля, на которую было сброшено 135 коротких тонн (122 тонны) бомб. Чтобы предотвратить повторение опыта 8-й бронетанковой бригады с воздуха, также были усилены атаки на посадочные площадки Оси.

D + 2: 25 октября

Первоначальный удар закончился к воскресенью. Союзники продвинулись через минные поля на западе, чтобы сделать 6 миль (9,7 км) шириной и 5 миль (8,0 км) глубиной. Теперь они сидели на вершине хребта Митейрия на юго-востоке. Силы Оси прочно закрепились на большинстве своих первоначальных боевых позиций, и битва зашла в тупик. Монтгомери решил, что запланированное продвижение новозеландцев к югу от хребта Митейрия будет слишком дорогостоящим, и вместо этого решил, что XXX корпус, удерживая твердый контроль над Митейрией, должен нанести удар 9-й австралийской дивизии на север к побережью. Между тем 1-я бронетанковая дивизия - слева от австралийцев - должна продолжать наступление на запад и северо-запад, а активность на юге на обоих фронтах корпуса будет ограничена патрулированием. Битва будет сосредоточена в районе Почки и Тель-эль-Эйса, пока не произойдет прорыв.

RAF Балтимор из 223-й эскадрильи бомбят аэродром Эль-Даба в поддержку наступления на Аламейн.

Рано утром силы Оси начали серию атак, используя 15-ю танковую дивизию и дивизии Литторио. Танковая армия искала слабые места, но безуспешно. Когда солнце село, пехота союзников пошла в атаку. Около полуночи 51-я дивизия произвела три атаки, но никто не знал, где именно. Последовали пандемониум и бойня, в результате которых было потеряно более 500 солдат союзников и остался только один офицер среди атакующих сил. В то время как 51-я высокогорная дивизия действовала в районе Кидни-Ридж, австралийцы атаковали (иногда показываемые на картах Оси как «28») 20-футовый (6,1 м) артиллерийский наблюдательный пункт Оси к юго-западу от Тель-эль-Эйсы, чтобы окружить Оси. на прибрежном выступе находилась немецкая 164-я легкая дивизия и большое количество итальянской пехоты.

Это был новый северный удар, который Монтгомери разработал ранее в тот же день, и в течение нескольких дней он должен был стать ареной ожесточенных сражений. 26-я австралийская бригада атаковала в полночь при поддержке артиллерии и 30 танков 40-го Королевского танкового полка. Заняли позицию и 240 пленных. Бои в этом районе продолжались в течение следующей недели, так как Оси пытались вернуть небольшой холм, который был так важен для их защиты. Ночные бомбардировщики сбросили 115 длинных тонн (117 тонн) бомб на цели на поле боя и 14 длинных тонн (14 тонн) на базу Штука в Сиди-Ханейш, а ночные истребители патрулировали район боевых действий и Оси передних посадочных площадок. На юге 4-я бронетанковая бригада и 69-я пехотная бригада атаковали 187-й пехотный десантный полк «Фольгоре» у Дейр-Мунасиба, но потеряли около 20 танков, заняв только передовые позиции.

Фаза третья. : counter

D + 3: 26 октября

Британский солдат поднимает пальцы на немецких пленных, захваченных в Эль-Аламейне, 26 октября 1942 г.

Роммель, по возвращении в Северную Африку вечером 25 октября оценили битву. Потери, особенно на севере, в результате непрекращающихся артиллерийских и воздушных атак были серьезными. Итальянская дивизия «Тренто» потеряла 50 процентов своей пехоты и большую часть артиллерии, 164-я легкая дивизия потеряла два батальона. 15-я танковая дивизия и дивизии Литторио предотвратили прорыв союзных танков, но это был дорогостоящий успех в обороне: 15-я танковая дивизия сократилась до 31 танка. Большинство других подразделений также были недостаточно укомплектованы, получали половинные пайки, и многие люди были больны; У танковой армии Африки хватило топлива только на три дня.

К этому времени Роммель был убежден, что главный удар будет нанесен с севера, и решил отбить пункт 29. Он приказал контратаковать его 15-й танковой дивизией. Дивизия и 164-я легкая дивизия с частью итальянского XX корпуса должны начаться в 15:00, но при постоянной артиллерийской и воздушной атаке это ни к чему не привело. По словам Роммеля, эта атака увенчалась определенным успехом: итальянцы отвоевали часть высоты 28,

теперь были начаты атаки на высоту 28 частями 15-й танковой дивизии, Литторио и батальона Берсальери при поддержке сосредоточенного огня вся местная артиллерия и зенитная артиллерия. К вечеру части батальона Берсальери удалось занять восточную и западную окраину холма.

Основная часть 2/17-го австралийского батальона, защищавшего позицию, была вынужденаотступить. Роммель изменилсвою политику распределения своей брони по фронту, приказав 90-й легкой дивизии от Эд-Дабы и 21-й танковой дивизии на север вместе с одной третью дивизии Ариете и половиной артиллерии с южного сектора присоединиться к 15-й танковой дивизии и Littorio Division. Движение не могло быть отменено из-за нехватки топлива. Фука приказал дивизии Триеста заменить 90-ю легкую дивизию в Эд-Дабе, но 21-я танковая дивизия и дивизия Ариете продвигались медленно. продвижение в ночное время под постоянными атаками бомбардировщиков DAF.

Что касается «Почки», англичане не смогли воспользоваться отсутствующими танками; каждый раз, когда они пытались двинуться вперед, их останавливали противотанковые орудия. Черчилль возмущался: «Неужели невозможно найти генерала, который может выиграть битву?» Три торпедоносца Vickers Wellington из 38-й эскадрильи ночью уничтожили нефтяной танкер Tergestea в Тобруке. Bristol Beaufort торпедоносцы 42-й эскадрильи, прикрепленные к 47-й эскадрилье, потопил танкер «Прозерпина» в Тобрук, лишив последнюю надежду на дозаправку танковой армии.

К 26 октября XXX корпус завершил захват плацдарма к западу от второго минного пояса, танки X корпуса, расположенные сразу за пехотой, не смогли прорвать противотанковую оборону Оси. Монтгомери решил, что в течение следующих двух дней, продолжая процесс истощения, он сократит свою линию фронта, чтобы создать резерв для следующей атаки. Резерв должен был включать 2-ю новозеландскую дивизию (под командованием 9-й бронетанковой бригады), 10-ю танковую дивизию и 7-ю танковую дивизию. Атаки на юге, которые длились три дня и привели к значительным потерям без прорыва, были приостановлены.

D + 4: 27 октября

Танки 8-й бронетанковой бригады ждут сразу за передовыми позициями возле Эль-Аламейна, прежде чем их вызовут в бой, 27 октября 1942 г.

К этому моменту главное сражение был сосредоточен вокруг Тель-эль-Аккакира и участка Почки в конце пути 1-й бронетанковой дивизии через минное поле. В миле к северо-западу от объекта находился аванпост Вальдшнеп, и примерно на таком же расстоянии к юго-западу находился аванпост Снайп. На эти участки планировалось нападение с использованием двух батальонов 7-й мотострелковой бригады. В 23:00 26 октября 2-й батальон Стрелковая бригада атакует Снайпов, а 2-й батальон Королевский стрелковый корпус (KRRC) атакует Вудкока. План состоял в том, чтобы 2-я бронетанковая бригада на рассвете обошла северный Вудкок, а 24-я бронетанковая бригада - к югу от Снайпа. Атака должна была поддерживаться всей имеющейся артиллерией X и XXX корпусов.

Оба батальона с трудом находили дорогу в темноте и пыли. На рассвете KRRC не достигли своей цели, и им пришлось искать укрытие и копать на некотором расстоянии от Вудкока. 2-й стрелковой бригаде повезло больше: после очередей артиллерийских орудий поддержки они пришли к выводу, что достигли своей цели, не встречая большого сопротивления.

В 06:00 2-я бронетанковая бригада начала наступление. и столкнулась с такой жесткой оппозицией, что к полудню все еще не связалась с KRRC. 24-я танковая бригада стартовала немного позже и вскоре вступила в контакт со стрелковой бригадой (некоторое время обстреливая их по ошибке). Последовало несколько часов беспорядочных боев с участием танков Литторио и войск и противотанковых орудий 15-й танковой дивизии, которым удалось сдержать британскую бронетехнику, несмотря на поддержку противотанковых орудий боевой группы стрелковой бригады. Роммель решил нанести две контратаки своими свежими войсками. 90-я легкая дивизия должна была предпринять новую попытку захватить точку 29, и 21-я танковая дивизия была нацелена на Снайп (отряд Ариете вернулся на юг).

У Снайпа в течение всего дня велись минометные и артиллерийские обстрелы. В 16:00 Роммель начал свою крупную атаку. Немецкие и итальянские танки двинулись вперед. Против них у стрелковой бригады было 13 6-фунтовых противотанковых орудий, а также еще шесть из вспомогательной 239-й противотанковой батареи РА. Хотя они были на грани захвата, они не раз удерживали свои позиции, уничтожив 22 немецких и 10 итальянских танков. Немцы сдались, но по ошибке британская боевая группа была выведена без замены в тот вечер. Его командир, подполковник Виктор Буллер Тернер, был награжден Крестом Виктории. Только одно противотанковое орудие - из 239-й батареи - было возвращено.

Когда было обнаружено, что ни Вудкок, ни Снайп не были в руках 8-й армии, 133-я пехотная бригада с грузовиками была отправлена, чтобы захватить их. К 01:30 28 октября 4-й батальон Королевского Сассексского полка решил, что они были на Вудкоке, и окопался. На рассвете 2-я бронетанковая бригада двинулась в поддержку, но прежде, чем удалось установить контакт, 4-й Королевский Сассексский полк был контратаковать. - атакованы и захвачены с большим количеством потерь. Тем временем два других батальонагрузовой бригады двинулись на Снайп и окопались, только чтобы на следующий день узнать, что они на самом деле далеко не достигли своей цели.

Дальше на север, 90-я легкая дивизия атакует Пойнт. Во второй половине дня 27 октября 29 октября потерпел неудачу под сильной артиллерией и бомбардировками, которые прервали атаку до того, как она была закрыта австралийцами. Боевые действия у Снайпа были эпизодом битвы при Эль-Аламейне, описанном историком полка как самый известный день полковой войны. Лукас-Филлипс в своей книге «Аламейн» пишет, что:

Пустыня дрожала от жары. Орудийные отряды и взводы сидели на корточках в своих ямах и окопах, пот тек реками по их запыленным лицам. Было ужасное зловоние. Мухи черными тучами копошились над трупами и экскрементами и мучили раненых. Место было усыпано горящими танками и транспортными средствами, разбитыми орудиями и транспортными средствами, и повсюду витал дым и пыль от разрывающихся взрывчатых веществ и от взрывов орудий.

— Лукас-Филлипс,

D + 5–6 : 28–29 октября

A танк Валентайн в Северной Африке с британской пехотой

28 октября 15-я и 21-я танковые дивизии нанесли решительный удар по фронту X корпуса, но были остановлены артиллерийскими, танковыми и противотанковыми ударами. -анковый огонь. Днем они сделали паузу, чтобы перегруппироваться, чтобы снова атаковать, но их бомбили два с половиной часа, и им помешали даже собраться. Это оказалось последней попыткой Роммеля перехватить инициативу, и поэтому его поражение здесь стало поворотным моментом в битве.

В этот момент Монтгомери приказал соединениям X корпуса в районе Вудкок-Снайп перейти через для защиты, пока он сосредоточил атаку своей армии дальше на север. Поздно вечером 27 октября британская 133-я бригада была отправлена ​​вперед для восстановления утраченных позиций, но на следующий день значительная часть этих сил была захвачена немецкими и итальянскими танками из Литторио и поддерживающих 12-й полк Берсальери и несколько сто британских солдат попали в плен. В ночь с 28 на 29 октября 9-я австралийская дивизия получила приказ провести вторую стандартную атаку. 20-я австралийская пехотная бригада с 40-м р. при поддержке будет продвигаться на северо-запад от пункта 29, чтобы сформировать базу 26-й австралийской пехотной бригады с 46-м полком R.T.R. в поддержку, атаковать северо-восток к точке оси к югу от железной дороги, известной как Пост Томпсона, а затем по железной дороге к прибрежной дороге, где они будут продвигаться на юго-восток, чтобы закрыть тыл войск Оси на прибрежном выступе. Затем третья бригада нанесет удар по выступу с юго-востока.

20-я бригада без труда взяла свои цели, но 26-я бригада столкнулась с большими трудностями. Из-за больших расстояний войска двигались на 46-м полку R.T.R. Танки «Валентайн», а также авианосцы, которые вскоре испортились минами и противотанковыми орудиями, заставив пехоту спешиться. Пехота и танки потеряли связь друг с другом в боях с 125-м танково-гренадерским полком и батальоном 7-го полка Берсальери, посланным для усиления сектора, и наступление остановилось. В результате этого нападения австралийцы потеряли 200 человек, 27 убитыми и 290 ранеными. Немецкие и итальянские войска, участвовавшие в контратаке, сформировали форпост и продержались до прибытия немецких подкреплений 1 ноября.

Британский танк Грант выдвигается на фронт, 29 октября 1942 г.

Стало ясно, что часов тьмы больше не осталось, чтобы перестроиться, продолжить атаку и довести ее до конца, поэтому операция была отменена. К концу этих сражений в конце октября у англичан оставалось 800 танков, а в дневном отчете Panzerarmee за 28 октября (перехваченном и прочитанном 8-й армией на следующий вечер) зафиксирован 81 исправный немецкий танк и 197 итальянских танков. С помощью радиоразведки 26 октября были уничтожены корабли Proserpina (перевозившие 4500 тонн топлива) и Tergestea (перевозившие 1000 тонн топлива и 1000 тонн боеприпасов), а танкер Luisiano (перевозивший 2500 тонн топлива) был потоплен. у западного побережья Греции торпедой бомбардировщика Веллингтона 28 октября. Роммель сказал своим командирам: «Нам будет совершенно невозможно оторваться от врага. Для такого маневра нет бензина. У нас есть только один выбор - сражаться до конца при Аламейне».

<17 Эти действия австралийцев и британцев предупредили Монтгомери о том, что Роммель направил на фронт свой резерв в виде 90-й легкой дивизии и что ее присутствие в прибрежном секторе свидетельствует о том, что Роммель ожидал следующего крупного наступления 8-й армии в этом секторе. Таким образом, Монтгомери определил, что это произойдет дальше на юг, на фронте 4 000 ярдов (2,3 мили; 3,7 км) к югу от точки 29. Атака должна была произойти в ночь с 31 октября на 1 ноября, как только он завершит реорганизация его линии фронта для создания резервов, необходимых для наступления (хотя в этом случае она была отложена на 24 часа). Чтобы удержатьвнимание Роммеля в прибрежном секторе,Монтгомери приказал возобновить операцию 9-й австралийской дивизии в ночь с 30 на 31 октября.

D + 7–9: 30 октября - 1 ноября

Монтгомери наблю за наступлением танков союзников (ноябрь 1942 г.)

Ночью 30 октября австралийцы предприняли третью попытку выйти на асфальтированную дорогу, и к концу ночи они пересекли дорогу и железную дорогу, заняв позицию стран Оси. войска в выступе ненадежны. 31 октября боевая группа 21-й танковой дивизии провела четыре атаки на «Пост Томпсона», и все они были отбиты. Сержант Уильям Кибби (2/48-й пехотный батальон ), который за свои героические действия с 23-го до своей смерти 31 октября, включая одиночную атаку на пулеметную позицию в собственной инициативе был награжден Крестом Виктории (посмертно). 1 ноября контакт со 125-м танково-гренадерским полком в носовой части выступа был восстановлен; поддерживающий 10 ° Battaglione Bersaglieri отразил несколько атак австралийцев.

1 ноября танкеры «Триполино» и «Остия» были торпедированы и потоплены с воздуха к северо-западу от Тобрука. Нехватка вынудила Роммеля все больше полагаться на топливо, прилетавшее с Крита по приказу Альберта Кессельринга, Люфтваффе Обербефельшабер Зюд (OB Süd, Верховный главнокомандующий Юг), несмотря на ограничения, введенные бомбардировками аэродромов на Крите и перехватами ВВС в пустыне транспортных самолетов. Роммель начал планировать отступление в ожидании отхода к Фуке, примерно в 50 милях (80 км) к западу, поскольку у него оставалось только 90 танков против 800 британских танков. Большое количество горючего прибыло в Бенгази после того, как немецкие войска отступили, но мало его достигли фронта, и Кессельринг попытался изменить этот, доставив его более близко к воюющим силам.

Фаза четвертая: операция Supercharge

D + 10: 2 ноября

A Священник 105-мм САУ 1-й бронетанковой дивизии готовится к бою, 2 ноября 1942 г.

Эта фаза боя началась в 01:00 2 ноября, целью уничтожить броню, заставить врага сражаться на открытом воздухе, уменьшить запас бензина Оси, атаковать и использовать методы снабжения и вызвать дезинтеграцию вражеской армии. Интенсивность и разрушения в Supercharge. Целью этой операции был Тель-эль-Аккакир, база обороны Оси примерно в 3 милях (4,8 км) к северо-западу от участка Почки и расположенная на боковом пути Рахмана.

Первоначальный удар суперзаряда был осуществлен 2-м дивизионом Новой Зеландии. Генерал-лейтенант Бернард Фрейберг попытался освободить их от этой задачи, поскольку они потеряли 1405 человек всего за три дня на хребте Эль-Рувайсат в июле. Помимо своей 5-й новозеландской пехотной бригады и 28-го пехотного батальона (маори), дивизия должна была передать под свое командование 151-ю (Дарем) бригаду из 50-й дивизии, 152 -ю (Сифорт и Кэмерон) бригада из 51-й дивизии и 133-я королевская пехотная бригада Сассекса. Кроме того, дивизия должна была иметь под командованием 9-ю британскую бронетанковую бригаду.

Как и в операции «Лайтфут», планировалось, что две пехотные бригады (151-я справа и 152-я слева)) каждый раз при поддержке полка танков - 8-го и 50-го Королевских танковых полков - продвигались и расчищали путь через мины. Как только они достигнут своих целей на расстоянии 4000 ярдов (3700 м), 9-я бронетанковая бригада пройдет через них при поддержке тяжелой артиллерии и прорвет брешь в обороне Рахмана, примерно на 2000 ярдов (1800 м) дальше. вперед, который следует за 1-й бронетанковой дивизией, выйдет на открытое пространство, чтобы атаковать бронетанковые резервы Роммеля. 31 октября Роммель приказал 21-й танковой дивизии с линии фронта сформировать мобильные контратаки. Дивизия оставила после себя танково-гренадерский полк, который должен был поддержать дивизию «Триест», которой было приказано заменить ее. Роммель также перебрасывал соединения из Триестской и 15-й танковых дивизий, чтобы «закрепить» свои более слабые силы на линии фронта. 1 ноября у двух немецких бронетанковых дивизий было 102 эффективных танка, чтобы противостоять Supercharge, а у дивизий Littorio и Trieste было 65 танков между ними.

Supercharge начался с семичасовой воздушной бомбардировки, сосредоточенной на Тель-эль-Аккакире и Сиди Абд эль-Рахман, после чего последовал четырех с половиной часовой обстрел из 360 орудий, выпустивший 15 000 снарядов. Две штурмовые бригады начали атаку в 01:05 2 ноября и достигли безопасных целей в срок и с умеренными потерями. Справа от главного удара 28-й (маори) батальон захватил позиции для защиты правого фланга только что сформированного выступа, а 133-й пехотный полк с грузовиками сделал то же самое слева. Новозеландские инженеры расчистили пять позиций через мины, что позволило полку бронетранспортеров Королевские драгуны выскользнуть на открытое пространство и провести день, совершая набеги на коммуникации Оси.

9-я бронетанковаябригада начала свое подошел маршем в 20:00 1 ноября от железнодорожной станции Эль-Аламейн с примерно 130 танками и прибыл к ней.

Поздним утром 4 ноября Роммель понял, что его положение безнадежно,

Картина ранним днем ​​4-го была следующей: мощная. бронетанковые войска противника... прорвали 19-километровую брешь на нашем фронте, через которую на запад двигались сильные отряды танков. В результате нашим войскам на севере угрожало окружение вражескими соединениями, в 20 раз превышающими их количество в танках... Резервов не было, так как все имеющиеся люди и орудия были поставлены на линию обороны. Итак, вот оно, то, чего мы сделали все, что в наших силах, чтобы избежать - наш фронт сломан, и полностью моторизованный противник устремился к нам в тыл. Приказы начальника больше не могли считаться. Мы должны были спасти то, что нужно было спасти.

Роммель телеграфировал Гитлеру о разрешении отступить от Фуки. Когда последовали дальнейшие удары союзников, Тома был схвачен, и из дивизий Ариете и Тренто пришли сообщения о том, что они окружены. В 17:30, не в силах больше ждать ответа от Гитлера, Роммель приказал отступить.

Из-за отсутствия транспорта большая часть итальянских пехотных соединений была оставлена. Любые шансы увести их с помощью более раннего движения были испорчены настойчивым требованием Гитлера, чтобы Роммель держал свои позиции, заставляя его держать немоторизованные итальянские части далеко вперед, пока не стало слишком поздно. Чтобы усилить танковые атаки, 1-я бронетанковая дивизия была направлена ​​на Эль-Даба, в 15 милях (24 км) вниз по побережью, а 7-я бронетанковая дивизия - на Галал, еще 24 км (15 миль) к западу по железной дороге. Группа новозеландской дивизии надеялась достичь своей цели к середине утра 5 ноября, но была остановлена ​​артиллерийским огнем, пробираясь через то, что оказалось фиктивным минным полем, и 15-я танковая дивизия оказалась там первой.

D + 13, 5 ноября

Танки Черчилль Kingforce 1-й бронетанковой дивизии во время сражения 5 ноября 1942 г.

7-й бронетанковой дивизии было приказано пересечь дорогу по пересеченной местности, чтобы перерезать прибрежную дорогу у Сиди-Ханейш, 65 миль (105 км) к западу от трассы Рахман, в то время как 1-й бронетанковой дивизии, к западу от Эль-Дада, было приказано сделать широкий объезд через пустыню в Бир-Хальда, в 80 милях (130 км) к западу от Рахмана дорожка, подготовка к повороту на север, чтобы перерезать дорогу в Мерса-Матрух. Оба движения не увенчались успехом, 7-я бронетанковая дивизия закончила день на 20 миль (32 км) от своей цели. 1-я бронетанковая дивизия попыталась наверстать время ночным маршем, но в темноте броня отделилась от своих машин поддержки, и на рассвете 6 ноября закончилось топливо, в 26 км от Бир-Хальды. DAF продолжали поддерживать полеты, но из-за рассредоточенности X корпуса было трудно установить линии бомбометания, за которыми самолеты могли свободно атаковать.

D + 14, 6 ноября

К 11:00 6 ноября машины поддержки эшелона «B» начали прибывать к 1-й бронетанковой дивизии, но с достаточным количеством топлива только для пополнения двух бронетанковых полков, которые снова двинулись в путь, надеясь вовремя отрезать ось.. У полков снова закончилось горючее в 48 км к юго-западу от Мерса-Матруха. Колонна с горючим вышла из Аламейна вечером 5 ноября, но продвижение было медленным, так как пути стали сильно изрезанными. К полудню 6 ноября начался дождь, и конвой увяз в 40 милях (64 км) от места встречи с 1-й бронетанковой дивизией «Б». 2-я новозеландская дивизия двинулась к Сиди-Ханейшу, а 8-я бронетанковая бригада 10-й бронетанковой дивизии двинулась на запад от Галала, чтобы занять посадочные площадки в Фуке и откос. Примерно в 24 км к юго-западу от Сиди-Ханейша 7-я танковая дивизия этим утром столкнулась с 21-й танковой дивизией и разведывательной группой Восса. В непрерывном бою 21-я танковая дивизия потеряла 16 танков и многочисленные орудия, едва вырвавшись из окружения, в тот вечер достигла Мерса-Матруха. Опять же было трудно определить линии бомбометания, но американские тяжелые бомбардировщики атаковали Тобрук, потопив Этиопию [2153 длинных тонн (2188 t )], а затем атаковали Бенгази, потопив Марс и поставив танкер Портофино. (6572 брт), горит.

D + 15, 7 ноября

Немецкое 88-мм орудие, брошенное возле прибрежной дороги, к западу от Эль-Аламейна, 7 ноября 1942 г.

7 ноября, заболоченная земля а из-за нехватки топлива 1-я и 7-я танковые дивизии оказались на мели. 10-я бронетанковая дивизия, на прибрежной дороге и с достаточным запасом топлива, двинулась к Мерса-Матрух, в то время как ее пехота прочесывала дорогу к западу от Галала. Роммель намеревался провести задержку в Сиди-Баррани, в 80 милях (130 км) к западу от Матруха, чтобы выиграть время для войск Оси, чтобы преодолеть узкие места в Халфайе и Соллуме. Последние арьергарды покинули Матрух на т. В ночь с 7 на 8 ноября Сиди Баррани удалось удержатьтолько до вечера 9 ноября. К вечеру 10 ноября 2-я новозеландская дивизия, направлявшаяся к Соллуму, располагала 4-й легкой бронетанковой бригадой у подножия перевала Халфая, в то время как 7-я бронетанковая дивизия совершала еще один обход на юг, чтобы занять форт Капуццо и Сиди Азейз. Утром 11 ноября 5-я новозеландская пехотная бригада захватила перевал, взяв 600 итальянских пленных. К ночи 11 ноября египетская стена была очищена, но Монтгомери был вынужден приказать временно продолжить преследование только броневиками и артиллерией из-за трудностей с обеспечением более крупных формирований к западу от Бардии.

Последствия

Анализ

Эль-Аламейн был победой союзников, хотя Роммель не терял надежды до конца Тунисской кампании. Черчилль сказал:

Можно почти сказать: «До Аламейна у нас не было победы. После Аламейна у нас никогда не было поражений».

— Уинстон Черчилль.

Союзники часто имели численное превосходство в Западной пустыне, но никогда еще он не был таким полным по количеству и качеству. С прибытием танков, 6-фунтовых противотанковых пушек и Спитфайров в Западную пустыню союзники достигли всеобъемлющего превосходства. Монтгомери рассматривал сражение как операцию на истощение, подобную тем, которые велись в Первой мировой войне, и точно предсказал продолжительность битвы и количество потерь союзников. Артиллерия союзников была великолепно управляемой, а поддержка с воздуха была превосходной, в отличие от Люфтваффе и Regia Aeronautica, которые почти не поддерживали наземные войска, предпочитая участвовать в боях воздух-воздух. Превосходство в воздухе оказало огромное влияние на ход сражения. Монтгомери писал:

Моральное воздействие воздушных действий [на врага] очень велико и несоизмеримо с нанесенным материальным ущербом. В обратном направлении вид и звук наших собственных военно-воздушных сил, действующих против врага, одинаково удовлетворительно влияют на наши собственные войска. Сочетание этих двух факторов оказывает глубокое влияние на самый важный фактор войны - моральный дух.

— Монтгомери

Историки спорят о причинах, по которым Роммель решил продвинуться в Египет. В 1997 году Мартин ван Кревельд написал, что Роммель получил информацию от немецкого и итальянского штабов, что его армия не может быть снабжена должным образом так далеко от портов Триполи и Бенгази. Роммель продвигался вперед, продвигаясь к Аламейну, и, как и предполагалось, трудности со снабжением ограничивали атакующий потенциал сил оси. Согласно Морису Реми (2002), Гитлер и Муссолини оказали давление на Роммеля, чтобы тот продвинулся вперед. Роммель был очень пессимистичен, особенно после Первой битвы при Эль-Аламейне, и знал, что, поскольку поставки США направлялись в Африку, а корабли Оси затоплялись в Средиземном море, страны Оси проигрывали гонку со временем. 27 августа Кессельринг пообещал Роммелю, что поставки будут доставлены вовремя, но Вестфаль указал, что такое ожидание было бы нереалистичным и наступление не должно начинаться, пока они не прибудут. После разговора с Кессельрингом 30 августа Роммель решил атаковать, «самое трудное [решение] в моей жизни».

Потери

Мемориал 9-й австралийской дивизии на Эль Кладбище Аламейн

В 2005 году Найл Барр писал, что потери в 36 939 панзерарми были приблизительными из-за хаоса при отступлении Оси. По британским данным, основанным на перехватах Ultra, потери немцев составили 1149 убитых, 3886 раненых и 8050 человек в плен. Потери Италии составили 971 человек убитыми, 933 ранеными и 15 522 человека в плен. К 11 ноября количество заключенных Оси возросло до 30 000 человек. В примечании к The Rommel Papers Фриц Байерлейн (цитируя цифры, полученные от Offizieller Bericht des Oberkommandos Afrika) вместо этого оценилпотери немцев в битве в 1100 убитых, 3900 раненых и 7900 пленных, а итальянские потери - как 1200 убитыми, 1 600 раненых и 20 000 пленных.

Согласно официальной итальянской истории, потери Оси во время битвы составили от 4 000 до 5 000 убитых или пропавших без вести, от 7 000 до 8 000 раненых и 17 000 пленных; во время отступления потери выросли до 9 000 убитых и пропавших без вести, 15 000 раненых и 35 000 пленных. По словам генерала Джузеппе Риццо, общие потери Оси включали 25 000 человек убитыми или ранеными (в том числе 5 920 убитых итальянцев) и 30 000 пленных (20 000 итальянцев и 10724 немца), 510 танков и 2 000 полевых орудий, противотанковые орудия, зенитные орудия. Потери танков оси составили ок. 500; 4 ноября из 249 на начало боя немецких танков осталось только 36. Около половины из 278 итальянских танков было потеряно, а большая часть оставшихся была подбита на следующий день 7-й бронетанковой дивизией. Было потеряно около 254 орудий Оси, 64 немецких и 20 итальянских самолетов.

Восьмая армия потеряла 13 560 человек, из которых 2350 человек были убиты, 8950 ранены и 2 260 пропали без вести; 58 процентов потерь составили британцы, 22 процента - австралийцы, 10 процентов - новозеландцы, 6 процентов - южноафриканцы, 1 процент - индийцы и 3 процента - союзники. Восьмая армия потеряла от 332 до 500 танков, хотя к концу боя было отремонтировано 300. Артиллерия потеряла 111 орудий, а DAF потеряли 77 британских и 20 американских самолетов.

Последующие операции

Восьмая армия была застигнута врасплох отходом Оси, а замешательство, вызванное передислокацией трех корпусов, означало, что они преследовали медленно, не сумев отрезать Роммеля у Фуки и Мерса Матрух. Воздушным силам пустыни не удалось приложить максимальные усилия для бомбардировки дезорганизованного и отступающего противника, который 5 ноября находился в пределах досягаемости и ограничивался прибрежной дорогой. Нехватка снабжения и уверенность в том, что Люфтваффе скоро получит сильное подкрепление, заставили DAF проявить осторожность, сократить количество наступательных вылетов 5 ноября и защитить 8-ю армию.

Битва при Эль-Агейле

Район Кампания в Западной пустыне 1941–1942

Оси отошли с боями к Эль-Агейле, но войска Оси были истощены и получили небольшое пополнение, в то время как Монтгомери планировал перебросить материалы на большие расстояния, чтобы обеспечивать Восьмую армию 2400 т (2646 коротких тонн) припасов в день. Для ремонта прибрежной дороги было собрано огромное количество инженерного имущества; железнодорожная линия от Эль-Аламейна до форта Капуццо, несмотря на то, что была взорвана более чем в 200 местах, была быстро отремонтирована. В течение месяца после того, как 8-я армия достигла Капуццо, по железной дороге было перевезено 133 000 коротких тонн (120 656 т) грузов. К концу декабря Бенгази обрабатывал 3000 коротких тонн (2722 тонны) в день вместо ожидаемых 800 коротких тонн (726 тонн).

Монтгомери сделал паузу на три недели, чтобы сосредоточить свои силы и подготовить штурм Эль Агейла, чтобы лишить Оси возможности контратаки. 11 декабря Монтгомери запустил 51-ю (Хайлендскую) дивизию вдоль береговой дороги с 7-й бронетанковой дивизией на внутреннем фланге. 12 декабря 2-я новозеландская дивизия начала более глубокий фланговый маневр, чтобы перерезать линию отхода Оси на прибрежной дороге в тылу позиции Мерса-Брега. Отдел Хайленд сделал медленный и дорогостоящий шаг вперед и 7-я бронетанковая дивизия встретила упорное сопротивление со стороны Ariete боевой группы (остатки дивизии Ariete бронетанковой). Со времени Второй битвы при Аламейне танковая армия потеряла около 75 000 человек, 1000 орудий и 500 танков и отступила. К 15 декабря новозеландцы вышли на прибрежную дорогу, но твердый рельеф местности позволил Роммелю разбить свои силы на более мелкие части и уйти через бреши между позициями Новой Зеландии.

Роммель провел текст- Книга отступления, уничтожая все оборудование и инфраструктуру, оставленные позади, и засыпая землю позади себя минами и минами-ловушками. Восьмая армия достигла Сирта 25 декабря, но к западу от порта была вынуждена остановиться, чтобы консолидировать свои натянутые соединения и подготовить атаку в Вади Земзем, недалеко от Буэрата, в 230 милях (370 км) к востоку от Триполи.. Роммель с согласия фельдмаршала Бастико направил запрос итальянскому коммандос супремо в Риме отойти в Тунис, где местность лучше подходит для оборонительных действий и где он сможет связаться с формирующейся там армией Оси, в ответ на Операция «Факел» приземлилась. Муссолини ответил 19 декабря, что танковая армия должна сопротивляться до последнего человека в Буэрате.

Триполи

15 января 1943 года 51-я (Хайлендская) дивизия нанесла фронтальную атаку, а 2-я новозеландская Дивизия и 7-я танковая дивизия обошли внутренний фланг линии Оси. Ослаблен отходом

Последняя правка сделана 2021-06-07 07:58:50
Содержание доступно по лицензии CC BY-SA 3.0 (если не указано иное).
Обратная связь: support@alphapedia.ru
Соглашение
О проекте